Волейбол Волейбол
 
 
 
Волейбол
 
 
 
   
 



Каталог Ресурсов Интернет
Иван Сусанин - новый каталог Интернет ресурсов


Вольготный отдых на Канарских островах.
     


Поездка по Украине2008 год.

     ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

   Москва-Одесса-Москва, путевые заметки на обочине.

Практически бездействующие в этом опусе лица:
Она – благородная дама с умом и манерами.
Он – благородный муж дамы.
Леонид – благородный муж уходящий в запой.
Крис – свой иностранец.
Вадим – большой.
Виталик – еще больше.
Я – иностранец с прошлым.
Писатель – иностранец с темным будущим.
(Все, само собой, благородные. Порой бесполезные.)
Жены – благородные дамы на отдыхе с мужьями.
Саша – благородная дочь и водит автомобиль.
Сева – благородный сын и водит шатл.
Дети – наши дети.

ЧАСТЬ1  ЧАСТЬ 2

   В аэроботе следующем маршрутом Киев-Москва, моя тушка мгновенно впадает в кому – с днем рождения Сережа и Крису с Леней общий привет. Наверное был взлет с полетом. Булочки, чай. «Вам плохо?» - полный доброжелательности голос лупит в барабанную перепонку, чья-то рука на плече. Стюардесса.
   Это мне-то плохо?
   Мне хорошо и я снова проваливаюсь...

     Москва встретила меня теплой ночью, больничной чистотой аэропорта, автомобилем  «Волга», восхитительной Светиной солянкой и самопальным хреном. Под утро в Жестово приехали из  столицы слегка трезвый Кристов и четыре пива. Поздоровались. Допили.Завтра мы получаем бусы и, как говорится, выступаем в сторону Дерибасовской.
«Лорен-Дитрихи» и «Антилопы» величественно располагаются во дворе под загрузку немыслимого количества вещей, ценных и не слишком шмоток, велосипедов, провизии... Тут есть все: туалеты, которыми нельзя пользоваться без инструктажа, холодильные камеры и газовые плиты, устройства кондиционирования воздуха и душевые кабины, электрические розетки, сидячие, стоячие и самое главное – лежачие (пока еще свободные) места. И предвкушение. Это блюдо еще не стоит на столе, оно не тронуто, неведомые дали  ласково манят синезолотой улыбкой чернморья.
Разделенные по числу автомобилей на три команды грузимся в дорогу.  Прощай щедро устроенная автопробками Москва. Ведро вареных раков, посошок и мы выступаем. Сплоченный коллектив запасных водителей и пьяниц в желтом. Женщины и дети в белом. Взрослые дети и Вадим в синем.

   Зашел к знакомой докторше. Как обычно с букетом: тут болит, там колет, болит еще здесь и здесь, а  вот тут только по утрам и ночью...  Сделав, для очистки совести, рентрен отдаю аптекарше рецепт. Нет, не прописала мне в этот раз Марина пиво после обеда и винную прогулку перед сном. Какие-то шприцы, колеса, ампулы... Немного грущу и вбиваю в себя этот предзакатный корм  сорокалетних мальчишек.
   Хорошо однако. Я и забыл, что небо бывает таким голубым. А межреберная невралгия не беспокоит всю ночь, если лечиться не водкой.

    Без нее однако тоже грустно. Но не в этот раз и, для разминки, в команде желтых запасные водители дружно уходят в спритерский запой. Голова прибавляет в цвете и превращается в старенький фотик «Смена». Щелк – и мы дружно ржем над чьей-то шуткой, щелк – и мы потеряли «синюю машину» и Вадима,  щелк – у Вадика поломка и мы всерьез оцениваем возможность ночевки  в поле у болотца, щелк – и Света забирает у меня рюмку.
И вручает руль.
И где-то в кукурузном поле, отрезвившись холодным и фантастически дешевым пивом мы говорим друг другу: Ну шо ! До побаченья Россия, Украине – привет.
Редкая птица, в смысле автомобиль, нынче движется по дороге Москва – Киев. Машин на трассе, как верблюдов в Сахаре: трутся у оазисов-городков, одна-две у границы, а в целом, создалось впечатление, что желающих общаться  с Украиной автовладельцев крайне мало. И напрасно. Приветливая страна.  Таможенник благосклонно не замечает  отсутствие у нас контрабандных артефактов и полностью соглашается с мнением, что моя дочь имеет право ехать в соседней машине без доверенности от родителей. Доверенность на латышском языке он вдумчиво рассматривает вверх ногами букв. Его не волнуют буквы. Только цыфры. Судя потому что последние вылетают у него изо рта с заученной мелодичностью кассового аппарата, эта такса установлена давно, надолго и обсуждению не подлежит. Тем не менее быстро проехать не получилось.
- Нам там сказали, что кодовое слово «олигарх»,- две симпатичные дамы подходят к моей машине. – Так дайте что-нибудь.
- Как завут, красавица.
- А шо?
- Хорошее имя,- подмигиваю,- тогда раздевайся.
Черте чем мог кончиться  этот диалог, но Света сидела рядом со мной. Чтоб не терять авторитета домов на колесах, перевожу стрелку на спящего стоя Ленича. Раздача зажигалок и блокнотиков затягивается. Олигархом Леонид хорош и фундаментален, как синий бык у автора в  «Альтисте Данилове». Несколько центнеров Виталика стоящего рядом, придают его шортам и бороде некую парадность и бессуетность.
Мы пока снимаем информацию о возможных путях к ночевке.

   Придя на работу в хорошем настроении, читаю Сереге короткую лекцию о правильности питания по утрам: «Отварные сардельки, дружище, да с зеленым горошком; яичницу пожарить до золотого хруста боковых кромочек, а кетчуп, чтоб обязательно перцовый, без чеснока; потом кефирчик...» Это же вся молодость. Универ. Студентки. Грезы.
    В обед звоню. «Ты где? Чо делаешь?» Серега кричит с веселым надрывом: « Да жру я. Сардельки жру. С горохом и кетчупом!.»

   Я не помню какой след раскидал по стрижалям приграничный Глухов-городок. Нам он запомнился полным соответствием названия с содержимым. А так же гостиничными номерами без окон с  шеститесятиградусной температурой в оных, причем в гостиницу можно было пройти только через закрывающийся на ночь магазин одежды; бальзаковской дамой в стрингах, которая на вопрос романтически настроенного Виталика: Какую литературу она предвочитает? Просто ответила: «я водку люблю»; скромной попойкой в кафушке местной «Праги» с местными же бандитами («будем прорываться с битами», - резюмировал переговоры Ленчик, падая в бутерброд с икрой); дорогой и мостом.
Мне почему-то особенно запомнилось последнее. Никакой реки в окрестностях города нам обнаружить не удалось, однако у города есть мост и главная его особенность состоит в том, что он сломался в неведомые времена и для того чтобы вьехать в город со стороны России необходимо произвольно свернуть ночью в поле и ... не могу я описать эти насколько километров стополосных, пересекающихся, сливающихся и растворяющихся в ночи и пыли колдобин и бугров. Что-то такое было у Клюева кажется: отревновав, отмучившись, отплакав, они угомонятся и простят... Отпоменяв пяток пампепсов и пару раз чудом не сверзившись в какие-то щели земные, мы прошли это. Проехали. Фильм «День выборов» подбросил Сергею нужную фразу в кабаке и на это дело мы решили «глаза-то подпризакрыть».
А термометр, между тем, прочно закрепился на отметке ЖАРА. Приятно ехать за рулем с открытыми окнами, когда горячий ветерок свежеет у самого лица и дым сигарет во рту пенится вместе с пузырьками холодной Кока-колы, правильно заряженной Виталиком водкой. Дай бог ему здоровья и тд, рулить с ним легко и комфортно особенно между Киевом и Одесой (на Украине этот город почему-то утратил одну букву «с»). Тут конечно дело,  не в размере выпитого и Виталика. Украинский автодорстрой ухитрился то ли создать, то ли поддерживает дорогу между этими городами в таком состоянии, что это просто секс какой-то. А эти шершавые на асфальте полоски красного цвета! Шик, шик-шик, шик-шик-шик, шииик. Кайф. Так ехалось, даже лучше чем пообедалось под Киевом. Но к еде мы возможно еще вернемся.
А пока Сергей сумел заправить головную машину солярой прямо в бак для воды. «Али мы не олигархи» - сказал бы Женич. Али нефть не могет течь из душа и умывальника у правильных пацанов. Али не поставили мы утром у дверей мерии Глухов-городка сумку со ставосемьюдесятями тысяч условных единиц, на развитие навесов над памятниками советского вседержавия в музее жительницы сего селения Людмилы Галиновны. Ну или Галины Людмиловны, позабыл я.
  ЧАСТЬ1  ЧАСТЬ 2

.





 

     ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

   
День рождения Сергея
Состав путешественникв
Город Одесса
Город Киев
Разное
 
           
©2007 Волейбол в Жостово.