Новое от Дим Димыча! Тридцать лет и три года мы вместе

Новое от Дим Димыча! Тридцать лет и три года мы вместе


Тридцать лет и три года мы вместе
                       
                                                  Там, за углом, за деревянным камнем,
                                                  За изгородью солнечной стены…
                                                  Жила старуха с дедом – славным парнем –
                                                  На Тенерифе. С южной стороны…


  Собственно говоря, там, сразу за отточием, я бы хотел поставить большую жирную точу. Переливать из пустого в порожнее, как я делал Ирише предложение выйти за такого меня красавца в троллейбусе, двигаясь в сторону Дома Печати… или припоминать нашу свадьбу в старой пожарной части города Юрмала…
   Мы, когда вещали об этом событии уже повзрослевшим дочиным подругам, одна спросила с сомнением в бровях :
- А что, дядя Дима, разве можно жениться в пожарной части? У меня, вроде, там мой молодой человек подрабатывает…
- Конечно можно! – Разрешал я себе и жене. – И под трибунами, на концерте Юрия Антонова в Рижском Спортивном Манеже (я там сторожем подрабатывыал в должности младшего администратора) можно и в тамбуре электрички Милан-Венеция и в пожарной части с баней и закусками.
  … и прочая и прочая вехи. Типа, все это началось не так уж и давно, как выше сказано: «за углом», почти на год раньше нашего бракосочетания в одна тысяча девятьсот восемьдесят седьмом, мать его, году.
  Потом, сразу: дети Рэм и Алинка, подводная охота, «Советская Молодежь», УДН старика Лумумбы, опять «Советская Молодежь», друг Картик, новая квартира, дом, баня, самогон и еще пара пьянок, семейное похищение шоколадки в Сочинском парке или у Черного моря тоже хочется кушать..., стремительное падение в бизнес, лютейшее нежелание трудиться на благо людей, опасающихся русскоговорящих людей, знакомство с Бобриковыми, Леньчик, Крисюля, переезд в Ивропопы и в Европу, внучка от сына, свадьба от дочки… И главное, все живы здоровы. Пусть так продолжается. Ура!
  Вирус подвел меня под цугундер. Нахожусь в заточении с любимой женщиной. Был заменен с лодки домой обещанием супов и плюшек, поставлен на весы и усажен за компьютер писать это поздравление нашей семье от нашего меня. Говорит, что если поздравлю хорошо, то даст с собой остатки водки, сырую и не совсем просроченную курицу и отпустит в порт… Надо стараться.

Жили-были старик со старухой у самого синего океана.
Она была старшим сетевым администратором – убиралась дома,
А старику было куплено корыто…
Да не простое корыто, а с мачтой!
Обожал старик свою Иришу сильно. От того домой ездил редко,
Но она к нему внезапно наезжала и мешала мутить русалок мысли.
И ходили они, порой, в море - в смысле секса, да и просто порыбачить.
Хорошо у них было все, не спешно.
Тенерифе-то не простой остров, а волшебный!
Из событиев здесь только волны, ну и дождь раз в два года – по средам…
Хорошо все у нас и сегодня.
Старик копит на ремонт корыта и апгрейд учудил в салоне лодки,
А Ириша пошла на службу, на хорошую службу, официально.
Остальное – коммерческая тайна.
Но однажды случилось, что случилось.
Мачтой в небо старик промахнулся и настиг планету коронавирус…
Вот и третье событье случилось, окромя дождя  и прилива.
И друзья к нам больше не едут, а враги так никогда и не наезжали…
Стало скучно старухе – прям сил нету,
На утюг старику дозвонилась. Говорит:
«Тридцать лет с тобой живу и три года! Уже сдохли Брежнев и Андропов,
Перестройка просрала демократью и теперь у них, слава богу, Император…
На печи нету сил лежать без пляжа, проявись немедля. Зацелую!
Закрестился старик, испугался.  Насилу утюг от уха отнял.
Но потом поразмыслил маленько, научил друзей портовых рыбачить
Осьминогов там всяких и гадов, рыб подводных и кушать трепангов…
И явился пред Иришины очи.
Почеломкались.
Теперь пачкаю бумагу.

  Я писал на днях Саше Этману: газета жив и нетленен, как соблюдающий самоизоляцию Ильич. Есть свежайшая фотка, где Ириша, в ожидании горячих люля-кебаб, внимательно читает салфетку у пылающего вечернего камина. Нужен правильный формат подачи! Газета в виде салфетки никогда тебя не предаст: не расскажет Гугылю и ФСБ твое выражение глаз, не запостит твоих действий и передвижений, не испортит зрение бесконечным листанием экрана, интим ваших отношений,  в отличие от радио и ТВ, будет известен только вашим влюбленным глазам – да сдохнут чужие не жданные уши, а тихое шуршание в комнате с обилием фарфоро-фаянсовых изделий, станет кульминацией вашего неспешного знакомства за завтраком…
  К чему это я все? Ах да.
  Значит игла жила в яйце, Картик в Юрмале, Этман в Чикаго, Ольга с Сашкой Борисовы где-то на другом берегу Даугавы, у Галямова Олега вторая внучка, а  мама в Букулты, сын – шеф-поваром, дочка в России красавица, по Москве по утрам бродит Ленька и вирус… В иллюминаторе сутулилась вулканами пустыня южной части остова. Златая цепь заменена на якорную. Перечислить всех с кем свела нас жизнь, по ходу просто не получится.
  Я вырос, перевел активы амбиций в полюции приятных воспоминаний и надежд на безмятежное. Мамик-Ириша, верила в чудо всегда! Что, в целом, подозрительно, но у нее ПОЛУЧИЛОСЬ.
  Мы любим всех своих: в морских милях большинство из вас пипец, как далеко – пара штормов, ящик рома и от трех и более недель…
  Мы – пираты Канарского моря спокойствия и приключений ждем всех вас в гости и на ПМЖ.
  Мы любим друг друга!
  И мы хотим, что бы все мы были вместе еще столько же лет и три года контрольных)))

Пы.Сы. Стало похоже на тост.
           Пойду выпью.
Дмитрий Беляев 2020.24.04.