Приметы вне времени

D,areja -   из цикла: Приметы вне времени

D,areja - из цикла: Приметы вне времени

Позвонил приятелю. Как-то мы заняли ему «котлетку» денег на развитие чего-то личного. То ли он собирался нарастить себе немного половой мощи, то ли открыть платный туалет в министерстве финансов... Вобщем, у нас были дензнаки, а у него – уверенность, что он сможет их в срок вернуть с процентами.
   Звоню. «Здорово», - говорю, - «дружище. Как сам?» В трубке  натужные хрипы. «Самолет что ли взлетает», – думаю. Или так развился малец за год, что смог позволить себе путешествие к Ниагарскому водопаду? Шума много, человеческая речь – прослеживается, но разобрать текст не представляется возможным.
   - Ла-адно, перезвоню позже.
   - Ш-ш-ш, фрррруть... – В ответ. – Дрррр дишшшш....я!
   Положил я трубку в карман. Поезд невдалеке протыкдыкал. Лоточник дыни-скороспелки предлагает. ( Дело было на базаре у центрального вокзала.) Весна и всходят на асфальте первые уличные кафешки. Сажусь. «Кофе и беляшик». – Заказываю. Открываю лоптоп....
    Кофе крепкий, горячий. Беляш, как и положено всякому базарному беляшу, чуть отдает тиной и у мяса собачий цвет. Хоть тут, слава Богу, без изменений, по-прежнему делают один к одному: на кило фарша – кило дерьма. Не стану я его есть. А тут еще, говорят, все общественные туалеты на борьбу с гепатитом позакрывали.
    Пью кофеек и таращусь в компьютер. Мечтаю.
    Когда-то мы с женой вот здесь же пили кофе прежде чем сесть в Берлинский поезд. Наш путь лежал в сторону весенней Баварии, к ее тете. Рига нуждалась в компьютерах, а мы в иностранных деньгах...
    Родственники наскребли, кто сколько смог, закупили золотых серег с диамантами, цепочек, колец... И отправили нас поздравлять заграничную родственницу с праздником именин. Ну и в тамошнюю комиссионку зайти – сдать рыжье и камни.
   Сели в поезд. Молодые, красивые. Нам бы потрахаться под перестук колес, но невозможно. Сосед в купе сидит. Часов на нем - три штуки, глаза бегают, по стаканам разливает дрожащей рукой. Спортивные штаны топорщатся на интересном месте. Ну, со штанами прояснилось быстро, он, когда за второй полез на верх, из брючины выпала здоровенно толстая скрутка долларов. Он аж позеленел с испуга. Метнулся к полу, прикрыл грудью, как амбразуру, что-то зашебуршал внутри себя и, повернувшись, посмотрел с тоской.... Заговорил сбивчиво о неуспешной свадьбе в Питере и печальной судьбе. Сильно на судьбу напирал. И на водку.
   Закусываем дынькой, гербецидной, как оказалось в последствии. Теща побаловала в дорогу. Поболтали, после третьей, и о секретном. Жена сидит, как новогодняя елка сверкает золотишком, смеется и не пьет. А мы потихоньку, помаленьку входим в тонус и унисон. Водка, от страха – не берет совершенно, но языки развязываются.
   - С вами то, все ясно. – Говорит. – Спросят у вас на границе, почему на ней столько золота, составят опись, реквизируют... А ко мне в трусы полезут вряд ли.
   - Сам дурак. Ты бы лучше семейки на плавки сменил... – Обнаруживаю свою проницательность и зрячесть. Но сердце екает. Что делать?
   Свою я и к геникологу ревновал, так что вопрос о женином исподнем отпал сразу. Вообразил себя, наматывающего на ... золотую цепочку, засмеялся. Так пронесет – решил.
   И действительно – пронесло. После таможни, вялой проверки чемоданов с «подарками родственникам», после дыни и благополучного пересечения советско-польской границы, прямо в момент перестановки вагонов на более узкие колесные платформы (тогда у Нас рельсы были шире, а шпалы – толще, чем в Европпе), пронесло молодого человека. Отпустило.
    Прямо в чистое поле пришлось бежать и делать вид, что я принюхиваюсь к озимым всходам...
   И так «отпускало» до самого Берлина. И там еще маленько, но это уже другая история...
   Звоню снова.
   - Про здоровье не спрашиваю, - говорю. – Как там с деньгами?
   - Диарея у меня, дружище. – Отвечает. И пустился в подробности...
   Тут и представлять ничего не надо. Я снова засмеялся.
   - Ладно, «ниагаре – привет». – Сам, чуть кофе на себя не опрокинул. – Давно болеешь то?
   - Да вот, ждал твоего звонка и прихватило...
   Видимо, денег не будет. Соображаю я медленно, но иногда наитие посещает меня. Он подтвердил догадку.  
   Кстати, у того мужика, что в поезде с нами ехал, деньги выпали из штанов прямо в коридоре. Под ноги таможеннику. Потому нами интересовались уже вяло и с прохладцей...
   И я не стал задавать вопрос: Когда? Просто закрыл лоптоп и ушел не расплатившись. А за что? Беляша-то я не сьел.
   Чтоб не приболеть.
Дим Дим
Апрель 2009.

Возврат к списку