Попался выпуск русскоязычной версии журнала "TIME"

Виталий_1.jpg  

Борис Николаевич Чичерин о либерализме.

Статью «Различные виды либерализма» русский философ, историк, публицист, общественный деятель, профессор кафедры государственного права Московского университета Борис Николаевич Чичерин написал в 1861 году. Однако, если бы эта работа появилась сегодня, никто не усомнился бы в том, что речь идёт о наших либералах.


Уличный либерализм

«Низшую ступень занимает либерализм уличный. Это скорее извращение, нежели проявление свободы. Уличный либерал не хочет знать ничего, кроме собственного своеволия. Он, прежде всего, любит шум, ему нужно волнение для волнения. Это он называет жизнью, а спокойствие и порядок кажутся ему смертью. Где слышны яростные крики, неразборчивые и неистощимые ругательства, там наверно колышется и негодует уличный либерал. Он жадно сторожит каждое буйство, он хлопает всякому беззаконию, ибо самое слово: закон, ему ненавистно. Он приходит в неистовый восторг, когда узнает, что где-нибудь произошёл либеральный скандал, что случилась уличная схватка в Мадриде или Неаполе: знай наших! Но терпимости, уважения к мысли, уважения к чужому мнению, к человеческой личности, всего, что составляет сущность истинной свободы и украшение жизни — от него не ожидайте. Он готов стереть с лица земли всякого, кто не разделяет его необузданных порывов. Он даже не предполагает, что чужое мнение могло явиться плодом свободной мысли, благородного чувства.

Отличительная черта уличного либерала та, что он всех своих противников считает подлецами. Низкие души понимают одни лишь подлые побуждения. Поэтому он и на средства не разборчив. Он ратует во имя свободы; но здесь не мысль, которая выступает против мысли в благородном бою, ломая копья за истину, за идею. Все вертится на личных выходках, на ругательствах; употребляются в дело бессовестные толкования, ядовитые намёки, ложь и клевета. Тут стараются не доказать, а отделать, уязвить или оплевать».

Скажите, что здесь можно добавить и в чём можно усомниться? Нам остаётся только фамилии назвать. Впрочем, вы их и сами знаете.

Либерализм оппозиционный

«Но, Боже мой! Какая тут представляется пёстрая смесь людей! Сколько разнородных побуждений, сколько разнохарактерных типов — от Собакевича, который уверяет, что один прокурор — порядочный человек, да и тот свинья, до помещика, негодующего за отнятие крепостного права, до вельможи, впавшего в немилость и потому кинувшегося в оппозицию, пока не воссияет над ним улыбка, которая снова обратит его к власти!

Кому не знакомо это критическое настроение русского общества, этот избыток оппозиционных излияний, которые являются в столь многообразных формах:

— в виде бранчливого неудовольствия с патриархальным и невинным характером;

— в виде презрительной иронии и ядовитой усмешки, которые показывают, что критик стоит где-то далеко впереди, бесконечно выше окружающего мира;

— в виде глумления и анекдотцев, обличающих тёмные козни бюрократов;

— в виде неистовых нападок, при которых в одно и то же время с одинаковою яростью требуются совершенно противоположные вещи;

— в виде поэтической любви к выборному началу, к самоуправлению, к гласности;

— в виде ораторских эффектов, сопровождаемых величественными позами;

— в виде лирических жалоб, прикрывающих лень и пустоту;

— в виде беспокойного стремления говорить и суетиться, в котором так и проглядывает огорчённое самолюбие, желание придать себе важности;

— в виде злорадства при всякой дурной мере, при всяком зле, постигающем отечество;

— в виде вольнолюбия, всегда готового к деспотизму, и независимости, всегда готовой ползать и поклоняться.

Не перечтёшь тех бесчисленных оттенков оппозиции, которыми изумляет нас русская земля. Но мы хотим говорить не об этих жизненных проявлениях разнообразных наклонностей человека; для нас важен оппозиционный либерализм, как общее начало, как известное направление, которое коренится в свойствах человеческого духа и выражает одну из сторон или первоначальную степень свободы».

Либерализм охранительный

«Если либеральное направление не хочет ограничиваться пустословием, если оно желает получить действительное влияние на общественные дела, оно должно искать иных начал, начал зиждящих, положительных; оно должно приноравливаться к жизни, черпать уроки из истории; оно должно действовать, понимая условия власти, не становясь к ней в систематически враждебное отношение, не предъявляя безрассудных требований, но сохраняя беспристрастную независимость, побуждая и задерживая, где нужно, и стараясь наследовать истину хладнокровным обсуждением вопросов. Это и есть либерализм охранительный.

Свобода не состоит в одном приобретении и расширении прав. Человек потому только имеет права, что он несёт на себе обязанности, и, наоборот, от него можно требовать исполнения обязанностей, единственно потому, что он имеет права. Эти два начала неразрывны. Все значение человеческой личности и вытекающих из неё прав основано на том, что человек есть существо разумно-свободное, которое носит в себе сознание верховного нравственного закона, и в силу свободной своей воли способно действовать по представлению долга. Абсолютное значение закона даёт абсолютное значение и человеческой личности, его сознающей. Отнимите у человека это сознание — он становится в ряд с животными, которые повинуются влечениям и не имеют прав. К ним можно иметь привязанность, сострадание, а не уважение, потому что в них нет бесконечного элемента, составляющего достоинства человека.

Либерал, облечённый властью, поневоле бывает принуждён делать именно то, против чего он восставал, будучи в оппозиции».

7 мая, 2020 год. Весна.

Медведково_яуза1.jpg

Медведково. Яуза.

Медведково_церковь1.jpg

Медведково. Парк.

Новое от Дим Димыча! Тридцать лет и три года мы вместе


Тридцать лет и три года мы вместе
                       
                                                  Там, за углом, за деревянным камнем,
                                                  За изгородью солнечной стены…
                                                  Жила старуха с дедом – славным парнем –
                                                  На Тенерифе. С южной стороны…


  Собственно говоря, там, сразу за отточием, я бы хотел поставить большую жирную точу. Переливать из пустого в порожнее, как я делал Ирише предложение выйти за такого меня красавца в троллейбусе, двигаясь в сторону Дома Печати… или припоминать нашу свадьбу в старой пожарной части города Юрмала…
   Мы, когда вещали об этом событии уже повзрослевшим дочиным подругам, одна спросила с сомнением в бровях :
- А что, дядя Дима, разве можно жениться в пожарной части? У меня, вроде, там мой молодой человек подрабатывает…
- Конечно можно! – Разрешал я себе и жене. – И под трибунами, на концерте Юрия Антонова в Рижском Спортивном Манеже (я там сторожем подрабатывыал в должности младшего администратора) можно и в тамбуре электрички Милан-Венеция и в пожарной части с баней и закусками.
  … и прочая и прочая вехи. Типа, все это началось не так уж и давно, как выше сказано: «за углом», почти на год раньше нашего бракосочетания в одна тысяча девятьсот восемьдесят седьмом, мать его, году.
  Потом, сразу: дети Рэм и Алинка, подводная охота, «Советская Молодежь», УДН старика Лумумбы, опять «Советская Молодежь», друг Картик, новая квартира, дом, баня, самогон и еще пара пьянок, семейное похищение шоколадки в Сочинском парке или у Черного моря тоже хочется кушать..., стремительное падение в бизнес, лютейшее нежелание трудиться на благо людей, опасающихся русскоговорящих людей, знакомство с Бобриковыми, Леньчик, Крисюля, переезд в Ивропопы и в Европу, внучка от сына, свадьба от дочки… И главное, все живы здоровы. Пусть так продолжается. Ура!
  Вирус подвел меня под цугундер. Нахожусь в заточении с любимой женщиной. Был заменен с лодки домой обещанием супов и плюшек, поставлен на весы и усажен за компьютер писать это поздравление нашей семье от нашего меня. Говорит, что если поздравлю хорошо, то даст с собой остатки водки, сырую и не совсем просроченную курицу и отпустит в порт… Надо стараться.

Жили-были старик со старухой у самого синего океана.
Она была старшим сетевым администратором – убиралась дома,
А старику было куплено корыто…
Да не простое корыто, а с мачтой!
Обожал старик свою Иришу сильно. От того домой ездил редко,
Но она к нему внезапно наезжала и мешала мутить русалок мысли.
И ходили они, порой, в море - в смысле секса, да и просто порыбачить.
Хорошо у них было все, не спешно.
Тенерифе-то не простой остров, а волшебный!
Из событиев здесь только волны, ну и дождь раз в два года – по средам…
Хорошо все у нас и сегодня.
Старик копит на ремонт корыта и апгрейд учудил в салоне лодки,
А Ириша пошла на службу, на хорошую службу, официально.
Остальное – коммерческая тайна.
Но однажды случилось, что случилось.
Мачтой в небо старик промахнулся и настиг планету коронавирус…
Вот и третье событье случилось, окромя дождя  и прилива.
И друзья к нам больше не едут, а враги так никогда и не наезжали…
Стало скучно старухе – прям сил нету,
На утюг старику дозвонилась. Говорит:
«Тридцать лет с тобой живу и три года! Уже сдохли Брежнев и Андропов,
Перестройка просрала демократью и теперь у них, слава богу, Император…
На печи нету сил лежать без пляжа, проявись немедля. Зацелую!
Закрестился старик, испугался.  Насилу утюг от уха отнял.
Но потом поразмыслил маленько, научил друзей портовых рыбачить
Осьминогов там всяких и гадов, рыб подводных и кушать трепангов…
И явился пред Иришины очи.
Почеломкались.
Теперь пачкаю бумагу.

  Я писал на днях Саше Этману: газета жив и нетленен, как соблюдающий самоизоляцию Ильич. Есть свежайшая фотка, где Ириша, в ожидании горячих люля-кебаб, внимательно читает салфетку у пылающего вечернего камина. Нужен правильный формат подачи! Газета в виде салфетки никогда тебя не предаст: не расскажет Гугылю и ФСБ твое выражение глаз, не запостит твоих действий и передвижений, не испортит зрение бесконечным листанием экрана, интим ваших отношений,  в отличие от радио и ТВ, будет известен только вашим влюбленным глазам – да сдохнут чужие не жданные уши, а тихое шуршание в комнате с обилием фарфоро-фаянсовых изделий, станет кульминацией вашего неспешного знакомства за завтраком…
  К чему это я все? Ах да.
  Значит игла жила в яйце, Картик в Юрмале, Этман в Чикаго, Ольга с Сашкой Борисовы где-то на другом берегу Даугавы, у Галямова Олега вторая внучка, а  мама в Букулты, сын – шеф-поваром, дочка в России красавица, по Москве по утрам бродит Ленька и вирус… В иллюминаторе сутулилась вулканами пустыня южной части остова. Златая цепь заменена на якорную. Перечислить всех с кем свела нас жизнь, по ходу просто не получится.
  Я вырос, перевел активы амбиций в полюции приятных воспоминаний и надежд на безмятежное. Мамик-Ириша, верила в чудо всегда! Что, в целом, подозрительно, но у нее ПОЛУЧИЛОСЬ.
  Мы любим всех своих: в морских милях большинство из вас пипец, как далеко – пара штормов, ящик рома и от трех и более недель…
  Мы – пираты Канарского моря спокойствия и приключений ждем всех вас в гости и на ПМЖ.
  Мы любим друг друга!
  И мы хотим, что бы все мы были вместе еще столько же лет и три года контрольных)))

Пы.Сы. Стало похоже на тост.
           Пойду выпью.
Дмитрий Беляев 2020.24.04.